Главная · Как поднять потенцию · Ледовое побоище состоялось в. Александр невский и ледовое побоище

Ледовое побоище состоялось в. Александр невский и ледовое побоище

5 апреля 1242 году на Чудском озере произошло сражение между войском Александра Невского и рыцарями Ливонского ордена. Впоследствии эту битву стали называть «Ледовое побоище».

Рыцарями командовал полководец Андреас Фон Фельфен. Численность его армии составляла 10 тысяч воинов. Русскую армию возглавил полководец Александр Невский, получивший свое прозвище, благодаря победе на Неве, тем самым вернул русскому народу надежду и укрепил веру в свои собственные силы. Численность русской армии составляла где-то от 15 до 17 тысяч воинов. Но крестоносцы были лучше экипированы.

Рано утром 5 апреля 1242 г у острова Вороний камень, неподалеку от Чудского озера немецкие рыцари издалека заметили воинов русской армии и выстроившись в довольно знаменитый в те времена боевой порядок «свинья», отличавшийся строгостью и дисциплиной строя, направились в центр вражеской армии. Э После затяжного боя смогли все-таки прорвать его. Воодушевленные своим успехом, воины не сразу заметили, как одновременно с двух флангов их неожиданно окружили русские. Немецкая армия начала отступление и не заметила, что они оказалась на Чудском озере, покрытом льду. Под тяжестью доспехов лед под ними начал трескаться. Большая часть вражеских воинов затонула, так и не сумев спастись, а остальные кинулись в бегство. Русская армия преследовала врага еще 7 верст.

Это сражение считается уникальным, потому что впервые пешия армия смогла победить тяжеловооруженную конницу.

В этой битве погибло порядка 5 сотен Ливонских рыцарей, а 50 довольно знатных немцев были взяты с позором в плен. В те времена эта цифра потерь была весьма впечатляющей и наводила ужас на неприятелей Русских Земель.

Одержавший героическую победу Александр торжественно вошел в Псков, где его восторженно встречал и благодарил народ.

После «Ледового побоища» набеги и притязания на земли Киевской Руси окончательно не прекратились, но значительно поубавились.

Полководец Александр Невский сумел победить вражескую армию, благодаря правильному выбору места для сражения и боевого порядка, слаженным действиям воинов, разведке и наблюдению за действиями врага, учет его сильных и слабых сторон.

В результате этой исторической победы Ливонским и Тевтонским орден и князь Александр Невский подписали между собой перемирие на условиях выгодных для русского народа. Также произошло укрепление и расширение границ русских земель. Началась стремительное развитие Новгород-Псковской области.

  • Тютчев - сообщение доклад кратко

    Федор Иванович появился на свет 23 ноября 1803 года на территории усадьбы Овстуг, расположенной в небольшой Орловской губернии.

  • Какие животные меняют окраску зимой?

    Существует несколько видов меняющих свои цвета в зависимости от сезона, что позволяет им спасать свою жизнь.Они могут совмещаться со снежными покровами, растительностью и земляными почвами

  • Жизнь и творчество Оноре де Бальзака

    Оноре де Бальзак – один из отцов французского реализма, который оставил значительный вклад в европейской литературе. Родился реалист в Первой французской республике в 1799 году.

  • Степь - сообщение доклад (3, 4, 5 класс. Окружающий мир. Биология)

    Степь – равнинная зона, она присутствует на всех континентах, кроме Антарктиды. Расположена она в умеренных и субтропических поясах Земли.

  • Бунин Иван - доклад сообщение (3, 5, 11 класс)

    Родился Иван Алексеевич Бунин 10 октября 1870 г. в известной семье дворян. Жили скромно не богато по меркам того времени. Все свое детство писатель провел в Орловской губернии, рядом с небольшим городком Елец.

И владимирцев под предводительством Александра Невского , с одной стороны, и войском Ливонского ордена , с другой стороны.

Противоборствующие армии встретились утром 5 апреля 1242 года . Момент начала боя «Рифмованная хроника» описывает так:

Таким образом, известия «Хроники» о боевом порядке русских в целом сочетаются с сообщениями русских летописей о выделении отдельного стрелкового полка перед центром главных сил (с 1185 года).

В центре немцы прорвали строй русских:

Но затем войска тевтонского ордена были окружены русскими с флангов и уничтожены, а другие немецкие отряды отступили во избежание той же участи: Русские преследовали бегущих по льду на протяжении 7 вёрст. Примечательно, что в отличие от сражения при Омовже в 1234 году , близкие ко времени битвы источники не сообщают о том, что немцы проваливались под лёд; по мнению Дональда Островски, эта информация проникла в поздние источники из описания битвы 1016 года между Ярославом и Святополком в «Повести временных лет» и «Сказании о Борисе и Глебе» .

В том же году Тевтонский орден заключил мирный договор с Новгородом, отказавшись от всех своих недавних захватов не только на Руси, но и в Летголе . Также был проведён обмен пленными. Только через 10 лет тевтонцы попытались вновь захватить Псков.

Масштаб и значение битвы

«Хроника» говорит о том, что в битве на каждого немца приходилось 60 русских (что признаётся преувеличением), и о потере в битве 20 рыцарей убитыми и 6 пленными. «Хроника гроссмейстеров» («Die jungere Hochmeisterchronik», иногда переводится как «Хроника Тевтонского ордена »), официозная история Тевтонского ордена, написанная уже значительно позднее, говорит о гибели 70 орденских рыцарей (буквально «70 орденских господ», «seuentich Ordens Herenn»), но объединяет погибших при взятии Александром Пскова и на Чудском озере.

Согласно традиционной в российской историографии точке зрения, эта битва, вместе с победами князя Александра над шведами (15 июля 1240 года на Неве) и над литовцами (в 1245 году под Торопцом , у озера Жизца и близ Усвята), имела большое значение для Пскова и Новгорода , задержав напор трёх серьёзных врагов с запада - в то самое время, когда остальная Русь была сильно ослаблена монгольским нашествием. В Новгороде Ледовое побоище вместе с Невской победой над шведами ещё в XVI веке вспоминалось на ектениях по всем новгородским церквям. В советской историографии Ледовое побоище считалось одной из крупнейших битв за всю историю немецко-рыцарской агрессии в Прибалтике , и численность войск на Чудском озере оценивалась в 10-12 тыс. человек у Ордена и 15-17 тыс. человек новгородцев и их союзников (последняя цифра соответствует оценке и Генрихом Латвийским численностей русских войск при описании их походов в Прибалтику в 1210-1220-х годах), то есть примерно на том же уровне, что и в Грюнвальдской битве () - до 11 тыс. человек у Ордена и 16-17 тыс. человек в польско-литовском войске . «Хроника», как правило, сообщает о малочисленности немцев в тех сражениях, которые были ими проиграны, но даже в ней Ледовое побоище однозначно описано как поражение немцев, в отличие, например, от Раковорской битвы ().

Как правило, минимальные оценки численности войск и потерь Ордена в битве соответствуют той исторической роли, которую отводят конкретные исследователи данной битве и фигуре Александра Невского в целом (подробнее см. Оценки деятельности Александра Невского). Вообще не упоминали битву в своих трудах В. О. Ключевский и М. Н. Покровский .

Английский исследователь Дж. Феннел полагает, что значение Ледового побоища (и Невской битвы) сильно преувеличено: «Александр делал только то, что многочисленные защитники Новгорода и Пскова делали до него и что многие делали после него, - а именно устремлялись на защиту протяжённых и уязвимых границ от отрядов захватчиков». С этим мнением солидарен и российский профессор И. Н. Данилевский . Он отмечает, в частности, что битва уступала по своим масштабам сражению при Сауле (1236 год), в котором литовцами был убит магистр ордена и 48 рыцарей, и сражению под Раковором; современные событиям источники даже Невскую битву описывают более подробно и придают ей большее значение . Однако в российской историографии про поражение при Сауле вспоминать не принято, так как псковичи принимали в нём участие на стороне побеждённых рыцарей.

Немецкие историки полагают, что, ведя сражения на западных границах, Александр Невский не преследовал сколько-нибудь цельной политической программы, однако успехи на Западе давали некоторую компенсацию за ужасы монгольского вторжения . Многие исследователи полагают преувеличенным и сам масштаб угрозы, которую Запад представлял для Руси . С другой стороны, Л. Н. Гумилев , напротив, считал, что не татаро-монгольское «иго», а именно католическая Западная Европа в лице Тевтонского ордена и Рижского архиепископства представала собой смертельную угрозу для самого существования Руси, а потому роль побед Александра Невского в русской истории особенно велика .

Ледовое побоище сыграло свою роль в формировании русского национального мифа, в котором Александру Невскому отводилась роль «защитника православия и земли Русской» перед лицом «западной угрозы»; победа в битве считалась оправданием политических шагов князя в 1250-е годы. Особенно актуализировался культ Невского в сталинскую эпоху, служа своеобразным наглядным историческим примером для культа самого Сталина. Краеугольным камнем сталинского мифа об Александре Ярославиче и Ледовом побоище стал фильм Сергея Эйзенштейна (см. ниже) .

С другой стороны, неправильно считать, что Ледовое побоище стало популярным в научном сообществе и у широкой общественности лишь после появления фильма Эйзенштейна. «Schlacht auf dem Eise», «Schlacht auf dem Peipussee», «Prœlium glaciale»[Битва на льду (нам.), Битва на Чудском озере (нем.), Ледовая битва (лат.).] – такие устоявшиеся понятия обнаруживаются в западных источниках задолго до работ режиссёра. Эта битва была и навсегда останется в памяти русского народа также как, скажем, Бородинское сражение, которое по строгому взгляду нельзя назвать победным, – русская армия оставила поле боя. И для нас эта великая битва, сыгравшая важную роль в исходе войны.

Память о битве

Фильмы

Музыка

  • Музыкальное сопровождение к фильму Эйзенштейна, написанное Сергеем Прокофьевым , представляет собой кантату, посвященную событиям битвы.

Литература

Памятники

Па­мятник дружинам Александра Невского на горе Соколиха

Памятник Александру Невскому и Поклонный крест

Бронзовый поклонный крест отлит в Санкт-Петербурге на средства меценатов Группы «Балтийские стали» (А. В. Остапенко) . Прототипом послужил Новгородский Алексеевский крест. Автор проекта А. А. Селезнев . Отлит бронзовый знак под руководством Д.Гочияева литейщиками ЗАО «НТЦКТ», архитекторы Б. Костыгов и С. Крюков. При реализации проекта использованы фрагменты от утраченного деревянного креста скульптора В. Рещикова .

    Commemorative cross for prince"s armed force of Alexander Nevsky (Kobylie Gorodishe).jpg

    Памятный крест дружинам Александра Невского

    Памятник в честь 750-летия битвы

    Ошибка создания миниатюры: Файл не найден

    Памятник в честь 750-летия со дня битвы (фрагмент)

В филателии и на монетах

Факты

В связи с неправильным подсчётом даты битвы по новому стилю День воинской славы России - День победы русских воинов князя Александра Невского над крестоносцами (учреждён Федеральным законом № 32-ФЗ от 13 марта 1995 года «О днях воинской славы и памятных датах России») отмечается 18 апреля вместо правильного по новому стилю 12 апреля . Разница между старым (юлианским) и новым (впервые введённым в 1582 году григорианским) стилем в XIII веке составляла бы 7 дней (отсчитывая от 5 апреля 1242 года), а разница между ними в 13 дней имеет место лишь в период 14.03.1900-14.03.2100 (по новому стилю). Иными словами, день победы на Чудском озере (5 апреля по старому стилю) отмечается 18 апреля, на которое действительно приходится 5 апреля по старому стилю, но только уже в настоящее время (1900-2099).

В конце XX века в России и некоторых республиках бывшего СССР многие политические организации отмечали неофициальный праздник День Русской нации (5 апреля), призванный стать датой единения всех патриотических сил .

22 апреля 2012 года к 770-летию Ледового побоища в деревне Самолва Гдовского района Псковской области открыт Музей истории экспедиции АН СССР по уточнению места Ледового побоища 1242 года .

См. также

Напишите отзыв о статье "Ледовое побоище"

Примечания

  1. Разин Е. А.
  2. Ужанков А.
  3. Ледовое побоище 1242 г.: Труды комплексной экспедиции по уточнению места Ледового Побоища. - М.-Л., 1966. - 253 с. - С. 60-64.
  4. . Её дата считается более предпочтительной, поскольку кроме числа содержит ещё привязку к дню недели и церковным праздникам (день памяти мученика Клавдия и похвалы Богородице). В Псковских летописях стоит дата 1 апреля.
  5. Donald Ostrowski (англ.) // Russian History/Histoire Russe. - 2006. - Vol. 33, no. 2-3-4 . - P. 304-307 .
  6. .
  7. .
  8. Генрих Латвийский . .
  9. Разин Е. А. .
  10. Данилевский, И. . Полит.ру. 15 апреля 2005.
  11. Dittmar Dahlmann. Der russische Sieg über die «teutonische Ritter» auf der Peipussee 1242// Schlachtenmythen: Ereignis - Erzählung - Erinnerung. Herausgegeben von Gerd Krumeich und Susanne Brandt. (Europäische Geschichtsdarstellungen. Herausgegeben von Johannes Laudage. - Band 2.) - Wien-Köln-Weimar: Böhlau Verlag, 2003. - S. 63-76.
  12. Werner Philipp. Heiligkeit und Herrschaft in der Vita Aleksandr Nevskijs // Forschungen zur osteuropäischen Geschichte. - Band 18. - Wiesbaden: Otto Harrassowitz, 1973. - S. 55-72.
  13. Janet Martin. Medieval Russia 980-1584. Second edition. - Cambridge: Cambridge University Press, 2007. - P. 181.
  14. . gumilevica.kulichki.net. Проверено 22 сентября 2016.
  15. // Гдовская заря: газета. - 30.3.2007.
  16. (недоступная ссылка с 25-05-2013 (2103 дня) - история , копия ) //Официальный сайт Псковской области, 12 июля 2006 г ]
  17. .
  18. .
  19. .

Литература

  • Липицкий С. В. Ледовое побоище. - М .: Воениздат , 1964. - 68 с. - (Героическое прошлое нашей Родины).
  • Мансикка В. Й. Житие Александра Невского: Разбор редакций и текст. - СПб., 1913. - «Памятники древней письменности». - Вып. 180.
  • Житие Александра Невского / Подг. текста, перевод и комм. В. И. Охотниковой // Памятники литературы Древней Руси: XIII век. - М.: Художественная литература , 1981.
  • Бегунов Ю. К. Памятник русской литературы XIII века: «Слово о погибели Русской земли » - М.-Л.: Наука, 1965.
  • Пашуто В. Т. Александр Невский - М.: Молодая гвардия, 1974. - 160 с. - Серия «Жизнь замечательных людей ».
  • Карпов А. Ю. Александр Невский - М.: Молодая гвардия, 2010. - 352 с. - Серия «Жизнь замечательных людей».
  • Хитров М. Святой благоверный великий князь Александр Ярославович Невский. Подробное жизнеописание. - Минск: Панорама, 1991. - 288 с. - Репринтное изд.
  • Клепинин Н. А. Святой благоверный и великий князь Александр Невский. - СПб: Алетейя, 2004. - 288 с. - Серия «Славянская библиотека».
  • Князь Александр Невский и его эпоха: Исследования и материалы / Под ред. Ю. К. Бегунова и А. Н. Кирпичникова . - СПб.: Дмитрий Буланин, 1995. - 214 с.
  • Феннел Дж. Кризис средневековой Руси. 1200-1304 гг. - М.: Прогресс , 1989. - 296 с.
  • Ледовое побоище 1242 г.: Труды комплексной экспедиции по уточнению места Ледового побоища / Отв. ред. Г. Н. Караев . - М.-Л.: Наука, 1966. - 241 с.
  • Тихомиров М. Н. О месте Ледового побоища // Тихомиров М. Н. Древняя Русь: Сб. ст. / Под ред. А. В. Арциховского и М. Т. Белявского , при участии Н. Б. Шеламановой. - М .: Наука , 1975. - С. 368-374. - 432 с. - 16 000 экз. (в пер., суперобл.)
  • Нестеренко А. Н. Александр Невский. Кто победил в Ледовом побоище., 2006. Олма-Пресс.

Ссылки

Отрывок, характеризующий Ледовое побоище

Болезнь его шла своим физическим порядком, но то, что Наташа называла: это сделалось с ним, случилось с ним два дня перед приездом княжны Марьи. Это была та последняя нравственная борьба между жизнью и смертью, в которой смерть одержала победу. Это было неожиданное сознание того, что он еще дорожил жизнью, представлявшейся ему в любви к Наташе, и последний, покоренный припадок ужаса перед неведомым.
Это было вечером. Он был, как обыкновенно после обеда, в легком лихорадочном состоянии, и мысли его были чрезвычайно ясны. Соня сидела у стола. Он задремал. Вдруг ощущение счастья охватило его.
«А, это она вошла!» – подумал он.
Действительно, на месте Сони сидела только что неслышными шагами вошедшая Наташа.
С тех пор как она стала ходить за ним, он всегда испытывал это физическое ощущение ее близости. Она сидела на кресле, боком к нему, заслоняя собой от него свет свечи, и вязала чулок. (Она выучилась вязать чулки с тех пор, как раз князь Андрей сказал ей, что никто так не умеет ходить за больными, как старые няни, которые вяжут чулки, и что в вязании чулка есть что то успокоительное.) Тонкие пальцы ее быстро перебирали изредка сталкивающиеся спицы, и задумчивый профиль ее опущенного лица был ясно виден ему. Она сделала движенье – клубок скатился с ее колен. Она вздрогнула, оглянулась на него и, заслоняя свечу рукой, осторожным, гибким и точным движением изогнулась, подняла клубок и села в прежнее положение.
Он смотрел на нее, не шевелясь, и видел, что ей нужно было после своего движения вздохнуть во всю грудь, но она не решалась этого сделать и осторожно переводила дыханье.
В Троицкой лавре они говорили о прошедшем, и он сказал ей, что, ежели бы он был жив, он бы благодарил вечно бога за свою рану, которая свела его опять с нею; но с тех пор они никогда не говорили о будущем.
«Могло или не могло это быть? – думал он теперь, глядя на нее и прислушиваясь к легкому стальному звуку спиц. – Неужели только затем так странно свела меня с нею судьба, чтобы мне умереть?.. Неужели мне открылась истина жизни только для того, чтобы я жил во лжи? Я люблю ее больше всего в мире. Но что же делать мне, ежели я люблю ее?» – сказал он, и он вдруг невольно застонал, по привычке, которую он приобрел во время своих страданий.
Услыхав этот звук, Наташа положила чулок, перегнулась ближе к нему и вдруг, заметив его светящиеся глаза, подошла к нему легким шагом и нагнулась.
– Вы не спите?
– Нет, я давно смотрю на вас; я почувствовал, когда вы вошли. Никто, как вы, но дает мне той мягкой тишины… того света. Мне так и хочется плакать от радости.
Наташа ближе придвинулась к нему. Лицо ее сияло восторженною радостью.
– Наташа, я слишком люблю вас. Больше всего на свете.
– А я? – Она отвернулась на мгновение. – Отчего же слишком? – сказала она.
– Отчего слишком?.. Ну, как вы думаете, как вы чувствуете по душе, по всей душе, буду я жив? Как вам кажется?
– Я уверена, я уверена! – почти вскрикнула Наташа, страстным движением взяв его за обе руки.
Он помолчал.
– Как бы хорошо! – И, взяв ее руку, он поцеловал ее.
Наташа была счастлива и взволнована; и тотчас же она вспомнила, что этого нельзя, что ему нужно спокойствие.
– Однако вы не спали, – сказала она, подавляя свою радость. – Постарайтесь заснуть… пожалуйста.
Он выпустил, пожав ее, ее руку, она перешла к свече и опять села в прежнее положение. Два раза она оглянулась на него, глаза его светились ей навстречу. Она задала себе урок на чулке и сказала себе, что до тех пор она не оглянется, пока не кончит его.
Действительно, скоро после этого он закрыл глаза и заснул. Он спал недолго и вдруг в холодном поту тревожно проснулся.
Засыпая, он думал все о том же, о чем он думал все ото время, – о жизни и смерти. И больше о смерти. Он чувствовал себя ближе к ней.
«Любовь? Что такое любовь? – думал он. – Любовь мешает смерти. Любовь есть жизнь. Все, все, что я понимаю, я понимаю только потому, что люблю. Все есть, все существует только потому, что я люблю. Все связано одною ею. Любовь есть бог, и умереть – значит мне, частице любви, вернуться к общему и вечному источнику». Мысли эти показались ему утешительны. Но это были только мысли. Чего то недоставало в них, что то было односторонне личное, умственное – не было очевидности. И было то же беспокойство и неясность. Он заснул.
Он видел во сне, что он лежит в той же комнате, в которой он лежал в действительности, но что он не ранен, а здоров. Много разных лиц, ничтожных, равнодушных, являются перед князем Андреем. Он говорит с ними, спорит о чем то ненужном. Они сбираются ехать куда то. Князь Андрей смутно припоминает, что все это ничтожно и что у него есть другие, важнейшие заботы, но продолжает говорить, удивляя их, какие то пустые, остроумные слова. Понемногу, незаметно все эти лица начинают исчезать, и все заменяется одним вопросом о затворенной двери. Он встает и идет к двери, чтобы задвинуть задвижку и запереть ее. Оттого, что он успеет или не успеет запереть ее, зависит все. Он идет, спешит, ноги его не двигаются, и он знает, что не успеет запереть дверь, но все таки болезненно напрягает все свои силы. И мучительный страх охватывает его. И этот страх есть страх смерти: за дверью стоит оно. Но в то же время как он бессильно неловко подползает к двери, это что то ужасное, с другой стороны уже, надавливая, ломится в нее. Что то не человеческое – смерть – ломится в дверь, и надо удержать ее. Он ухватывается за дверь, напрягает последние усилия – запереть уже нельзя – хоть удержать ее; но силы его слабы, неловки, и, надавливаемая ужасным, дверь отворяется и опять затворяется.
Еще раз оно надавило оттуда. Последние, сверхъестественные усилия тщетны, и обе половинки отворились беззвучно. Оно вошло, и оно есть смерть. И князь Андрей умер.
Но в то же мгновение, как он умер, князь Андрей вспомнил, что он спит, и в то же мгновение, как он умер, он, сделав над собою усилие, проснулся.
«Да, это была смерть. Я умер – я проснулся. Да, смерть – пробуждение!» – вдруг просветлело в его душе, и завеса, скрывавшая до сих пор неведомое, была приподнята перед его душевным взором. Он почувствовал как бы освобождение прежде связанной в нем силы и ту странную легкость, которая с тех пор не оставляла его.
Когда он, очнувшись в холодном поту, зашевелился на диване, Наташа подошла к нему и спросила, что с ним. Он не ответил ей и, не понимая ее, посмотрел на нее странным взглядом.
Это то было то, что случилось с ним за два дня до приезда княжны Марьи. С этого же дня, как говорил доктор, изнурительная лихорадка приняла дурной характер, но Наташа не интересовалась тем, что говорил доктор: она видела эти страшные, более для нее несомненные, нравственные признаки.
С этого дня началось для князя Андрея вместе с пробуждением от сна – пробуждение от жизни. И относительно продолжительности жизни оно не казалось ему более медленно, чем пробуждение от сна относительно продолжительности сновидения.

Ничего не было страшного и резкого в этом, относительно медленном, пробуждении.
Последние дни и часы его прошли обыкновенно и просто. И княжна Марья и Наташа, не отходившие от него, чувствовали это. Они не плакали, не содрогались и последнее время, сами чувствуя это, ходили уже не за ним (его уже не было, он ушел от них), а за самым близким воспоминанием о нем – за его телом. Чувства обеих были так сильны, что на них не действовала внешняя, страшная сторона смерти, и они не находили нужным растравлять свое горе. Они не плакали ни при нем, ни без него, но и никогда не говорили про него между собой. Они чувствовали, что не могли выразить словами того, что они понимали.
Они обе видели, как он глубже и глубже, медленно и спокойно, опускался от них куда то туда, и обе знали, что это так должно быть и что это хорошо.
Его исповедовали, причастили; все приходили к нему прощаться. Когда ему привели сына, он приложил к нему свои губы и отвернулся, не потому, чтобы ему было тяжело или жалко (княжна Марья и Наташа понимали это), но только потому, что он полагал, что это все, что от него требовали; но когда ему сказали, чтобы он благословил его, он исполнил требуемое и оглянулся, как будто спрашивая, не нужно ли еще что нибудь сделать.
Когда происходили последние содрогания тела, оставляемого духом, княжна Марья и Наташа были тут.
– Кончилось?! – сказала княжна Марья, после того как тело его уже несколько минут неподвижно, холодея, лежало перед ними. Наташа подошла, взглянула в мертвые глаза и поспешила закрыть их. Она закрыла их и не поцеловала их, а приложилась к тому, что было ближайшим воспоминанием о нем.
«Куда он ушел? Где он теперь?..»

Когда одетое, обмытое тело лежало в гробу на столе, все подходили к нему прощаться, и все плакали.
Николушка плакал от страдальческого недоумения, разрывавшего его сердце. Графиня и Соня плакали от жалости к Наташе и о том, что его нет больше. Старый граф плакал о том, что скоро, он чувствовал, и ему предстояло сделать тот же страшный шаг.
Наташа и княжна Марья плакали тоже теперь, но они плакали не от своего личного горя; они плакали от благоговейного умиления, охватившего их души перед сознанием простого и торжественного таинства смерти, совершившегося перед ними.

Для человеческого ума недоступна совокупность причин явлений. Но потребность отыскивать причины вложена в душу человека. И человеческий ум, не вникнувши в бесчисленность и сложность условий явлений, из которых каждое отдельно может представляться причиною, хватается за первое, самое понятное сближение и говорит: вот причина. В исторических событиях (где предметом наблюдения суть действия людей) самым первобытным сближением представляется воля богов, потом воля тех людей, которые стоят на самом видном историческом месте, – исторических героев. Но стоит только вникнуть в сущность каждого исторического события, то есть в деятельность всей массы людей, участвовавших в событии, чтобы убедиться, что воля исторического героя не только не руководит действиями масс, но сама постоянно руководима. Казалось бы, все равно понимать значение исторического события так или иначе. Но между человеком, который говорит, что народы Запада пошли на Восток, потому что Наполеон захотел этого, и человеком, который говорит, что это совершилось, потому что должно было совершиться, существует то же различие, которое существовало между людьми, утверждавшими, что земля стоит твердо и планеты движутся вокруг нее, и теми, которые говорили, что они не знают, на чем держится земля, но знают, что есть законы, управляющие движением и ее, и других планет. Причин исторического события – нет и не может быть, кроме единственной причины всех причин. Но есть законы, управляющие событиями, отчасти неизвестные, отчасти нащупываемые нами. Открытие этих законов возможно только тогда, когда мы вполне отрешимся от отыскиванья причин в воле одного человека, точно так же, как открытие законов движения планет стало возможно только тогда, когда люди отрешились от представления утвержденности земли.

После Бородинского сражения, занятия неприятелем Москвы и сожжения ее, важнейшим эпизодом войны 1812 года историки признают движение русской армии с Рязанской на Калужскую дорогу и к Тарутинскому лагерю – так называемый фланговый марш за Красной Пахрой. Историки приписывают славу этого гениального подвига различным лицам и спорят о том, кому, собственно, она принадлежит. Даже иностранные, даже французские историки признают гениальность русских полководцев, говоря об этом фланговом марше. Но почему военные писатели, а за ними и все, полагают, что этот фланговый марш есть весьма глубокомысленное изобретение какого нибудь одного лица, спасшее Россию и погубившее Наполеона, – весьма трудно понять. Во первых, трудно понять, в чем состоит глубокомыслие и гениальность этого движения; ибо для того, чтобы догадаться, что самое лучшее положение армии (когда ее не атакуют) находиться там, где больше продовольствия, – не нужно большого умственного напряжения. И каждый, даже глупый тринадцатилетний мальчик, без труда мог догадаться, что в 1812 году самое выгодное положение армии, после отступления от Москвы, было на Калужской дороге. Итак, нельзя понять, во первых, какими умозаключениями доходят историки до того, чтобы видеть что то глубокомысленное в этом маневре. Во вторых, еще труднее понять, в чем именно историки видят спасительность этого маневра для русских и пагубность его для французов; ибо фланговый марш этот, при других, предшествующих, сопутствовавших и последовавших обстоятельствах, мог быть пагубным для русского и спасительным для французского войска. Если с того времени, как совершилось это движение, положение русского войска стало улучшаться, то из этого никак не следует, чтобы это движение было тому причиною.
Этот фланговый марш не только не мог бы принести какие нибудь выгоды, но мог бы погубить русскую армию, ежели бы при том не было совпадения других условий. Что бы было, если бы не сгорела Москва? Если бы Мюрат не потерял из виду русских? Если бы Наполеон не находился в бездействии? Если бы под Красной Пахрой русская армия, по совету Бенигсена и Барклая, дала бы сражение? Что бы было, если бы французы атаковали русских, когда они шли за Пахрой? Что бы было, если бы впоследствии Наполеон, подойдя к Тарутину, атаковал бы русских хотя бы с одной десятой долей той энергии, с которой он атаковал в Смоленске? Что бы было, если бы французы пошли на Петербург?.. При всех этих предположениях спасительность флангового марша могла перейти в пагубность.
В третьих, и самое непонятное, состоит в том, что люди, изучающие историю, умышленно не хотят видеть того, что фланговый марш нельзя приписывать никакому одному человеку, что никто никогда его не предвидел, что маневр этот, точно так же как и отступление в Филях, в настоящем никогда никому не представлялся в его цельности, а шаг за шагом, событие за событием, мгновение за мгновением вытекал из бесчисленного количества самых разнообразных условий, и только тогда представился во всей своей цельности, когда он совершился и стал прошедшим.
На совете в Филях у русского начальства преобладающею мыслью было само собой разумевшееся отступление по прямому направлению назад, то есть по Нижегородской дороге. Доказательствами тому служит то, что большинство голосов на совете было подано в этом смысле, и, главное, известный разговор после совета главнокомандующего с Ланским, заведовавшим провиантскою частью. Ланской донес главнокомандующему, что продовольствие для армии собрано преимущественно по Оке, в Тульской и Калужской губерниях и что в случае отступления на Нижний запасы провианта будут отделены от армии большою рекою Окой, через которую перевоз в первозимье бывает невозможен. Это был первый признак необходимости уклонения от прежде представлявшегося самым естественным прямого направления на Нижний. Армия подержалась южнее, по Рязанской дороге, и ближе к запасам. Впоследствии бездействие французов, потерявших даже из виду русскую армию, заботы о защите Тульского завода и, главное, выгоды приближения к своим запасам заставили армию отклониться еще южнее, на Тульскую дорогу. Перейдя отчаянным движением за Пахрой на Тульскую дорогу, военачальники русской армии думали оставаться у Подольска, и не было мысли о Тарутинской позиции; но бесчисленное количество обстоятельств и появление опять французских войск, прежде потерявших из виду русских, и проекты сражения, и, главное, обилие провианта в Калуге заставили нашу армию еще более отклониться к югу и перейти в середину путей своего продовольствия, с Тульской на Калужскую дорогу, к Тарутину. Точно так же, как нельзя отвечать на тот вопрос, когда оставлена была Москва, нельзя отвечать и на то, когда именно и кем решено было перейти к Тарутину. Только тогда, когда войска пришли уже к Тарутину вследствие бесчисленных дифференциальных сил, тогда только стали люди уверять себя, что они этого хотели и давно предвидели.

Знаменитый фланговый марш состоял только в том, что русское войско, отступая все прямо назад по обратному направлению наступления, после того как наступление французов прекратилось, отклонилось от принятого сначала прямого направления и, не видя за собой преследования, естественно подалось в ту сторону, куда его влекло обилие продовольствия.
Если бы представить себе не гениальных полководцев во главе русской армии, но просто одну армию без начальников, то и эта армия не могла бы сделать ничего другого, кроме обратного движения к Москве, описывая дугу с той стороны, с которой было больше продовольствия и край был обильнее.
Передвижение это с Нижегородской на Рязанскую, Тульскую и Калужскую дороги было до такой степени естественно, что в этом самом направлении отбегали мародеры русской армии и что в этом самом направлении требовалось из Петербурга, чтобы Кутузов перевел свою армию. В Тарутине Кутузов получил почти выговор от государя за то, что он отвел армию на Рязанскую дорогу, и ему указывалось то самое положение против Калуги, в котором он уже находился в то время, как получил письмо государя.
Откатывавшийся по направлению толчка, данного ему во время всей кампании и в Бородинском сражении, шар русского войска, при уничтожении силы толчка и не получая новых толчков, принял то положение, которое было ему естественно.
Заслуга Кутузова не состояла в каком нибудь гениальном, как это называют, стратегическом маневре, а в том, что он один понимал значение совершавшегося события. Он один понимал уже тогда значение бездействия французской армии, он один продолжал утверждать, что Бородинское сражение была победа; он один – тот, который, казалось бы, по своему положению главнокомандующего, должен был быть вызываем к наступлению, – он один все силы свои употреблял на то, чтобы удержать русскую армию от бесполезных сражений.
Подбитый зверь под Бородиным лежал там где то, где его оставил отбежавший охотник; но жив ли, силен ли он был, или он только притаился, охотник не знал этого. Вдруг послышался стон этого зверя.
Стон этого раненого зверя, французской армии, обличивший ее погибель, была присылка Лористона в лагерь Кутузова с просьбой о мире.
Наполеон с своей уверенностью в том, что не то хорошо, что хорошо, а то хорошо, что ему пришло в голову, написал Кутузову слова, первые пришедшие ему в голову и не имеющие никакого смысла. Он писал:

«Monsieur le prince Koutouzov, – писал он, – j"envoie pres de vous un de mes aides de camps generaux pour vous entretenir de plusieurs objets interessants. Je desire que Votre Altesse ajoute foi a ce qu"il lui dira, surtout lorsqu"il exprimera les sentiments d"estime et de particuliere consideration que j"ai depuis longtemps pour sa personne… Cette lettre n"etant a autre fin, je prie Dieu, Monsieur le prince Koutouzov, qu"il vous ait en sa sainte et digne garde,
Moscou, le 3 Octobre, 1812. Signe:
Napoleon».
[Князь Кутузов, посылаю к вам одного из моих генерал адъютантов для переговоров с вами о многих важных предметах. Прошу Вашу Светлость верить всему, что он вам скажет, особенно когда, станет выражать вам чувствования уважения и особенного почтения, питаемые мною к вам с давнего времени. Засим молю бога о сохранении вас под своим священным кровом.
Москва, 3 октября, 1812.
Наполеон. ]

«Je serais maudit par la posterite si l"on me regardait comme le premier moteur d"un accommodement quelconque. Tel est l"esprit actuel de ma nation», [Я бы был проклят, если бы на меня смотрели как на первого зачинщика какой бы то ни было сделки; такова воля нашего народа. ] – отвечал Кутузов и продолжал употреблять все свои силы на то, чтобы удерживать войска от наступления.
В месяц грабежа французского войска в Москве и спокойной стоянки русского войска под Тарутиным совершилось изменение в отношении силы обоих войск (духа и численности), вследствие которого преимущество силы оказалось на стороне русских. Несмотря на то, что положение французского войска и его численность были неизвестны русским, как скоро изменилось отношение, необходимость наступления тотчас же выразилась в бесчисленном количестве признаков. Признаками этими были: и присылка Лористона, и изобилие провианта в Тарутине, и сведения, приходившие со всех сторон о бездействии и беспорядке французов, и комплектование наших полков рекрутами, и хорошая погода, и продолжительный отдых русских солдат, и обыкновенно возникающее в войсках вследствие отдыха нетерпение исполнять то дело, для которого все собраны, и любопытство о том, что делалось во французской армии, так давно потерянной из виду, и смелость, с которою теперь шныряли русские аванпосты около стоявших в Тарутине французов, и известия о легких победах над французами мужиков и партизанов, и зависть, возбуждаемая этим, и чувство мести, лежавшее в душе каждого человека до тех пор, пока французы были в Москве, и (главное) неясное, но возникшее в душе каждого солдата сознание того, что отношение силы изменилось теперь и преимущество находится на нашей стороне. Существенное отношение сил изменилось, и наступление стало необходимым. И тотчас же, так же верно, как начинают бить и играть в часах куранты, когда стрелка совершила полный круг, в высших сферах, соответственно существенному изменению сил, отразилось усиленное движение, шипение и игра курантов.

Русская армия управлялась Кутузовым с его штабом и государем из Петербурга. В Петербурге, еще до получения известия об оставлении Москвы, был составлен подробный план всей войны и прислан Кутузову для руководства. Несмотря на то, что план этот был составлен в предположении того, что Москва еще в наших руках, план этот был одобрен штабом и принят к исполнению. Кутузов писал только, что дальние диверсии всегда трудно исполнимы. И для разрешения встречавшихся трудностей присылались новые наставления и лица, долженствовавшие следить за его действиями и доносить о них.
Кроме того, теперь в русской армии преобразовался весь штаб. Замещались места убитого Багратиона и обиженного, удалившегося Барклая. Весьма серьезно обдумывали, что будет лучше: А. поместить на место Б., а Б. на место Д., или, напротив, Д. на место А. и т. д., как будто что нибудь, кроме удовольствия А. и Б., могло зависеть от этого.
В штабе армии, по случаю враждебности Кутузова с своим начальником штаба, Бенигсеном, и присутствия доверенных лиц государя и этих перемещений, шла более, чем обыкновенно, сложная игра партий: А. подкапывался под Б., Д. под С. и т. д., во всех возможных перемещениях и сочетаниях. При всех этих подкапываниях предметом интриг большей частью было то военное дело, которым думали руководить все эти люди; но это военное дело шло независимо от них, именно так, как оно должно было идти, то есть никогда не совпадая с тем, что придумывали люди, а вытекая из сущности отношения масс. Все эти придумыванья, скрещиваясь, перепутываясь, представляли в высших сферах только верное отражение того, что должно было совершиться.

Мифы о Ледовом побоище

Заснеженные пейзажи, тысячи воинов, замерзшее озеро и крестоносцы, проваливающиеся под лед под тяжестью собственных доспехов.

Для многих битва, согласно летописям произошедшая 5 апреля 1242 года, мало чем отличается от кадров из фильма Сергея Эйзенштейна "Александр Невский".

Но так ли это было на самом деле?

Миф о том, что мы знаем о Ледовом побоище

Ледовое побоище действительно стало одним из самых резонансных событий XIII века, отобразившимся не только в "отечественных", но и в западных хрониках.

И на первый взгляд кажется, что мы располагаем достаточным количеством документов для того, чтобы досконально изучить все "составляющие" битвы.

Но при ближайшем рассмотрении выясняется, что популярность исторического сюжета вовсе не является гарантией его всесторонней изученности.

Так, наиболее подробное (и самое цитируемое) описание битвы, записанное "по горячим следам", содержится в Новгородской первой летописи старшего извода. И это описание насчитывает чуть больше 100 слов. Остальные упоминания еще лаконичнее.

Более того, иногда они включают взаимоисключающие сведения. К примеру, в наиболее авторитетном западном источнике - Старшей ливонской рифмованной хронике - нет ни слова о том, что сражение происходило на озере.

Своеобразным "синтезом" ранних летописных упоминаний о столкновении можно считать жития Александра Невского, но, по мнению экспертов, они являются литературным произведением и потому могут быть использованы в качестве источника лишь с "большими ограничениями".

Что касается исторических работ XIX века, то, как считается, они не привнесли в изучение Ледового побоища ничего принципиально нового, преимущественно пересказывая уже изложенное в летописях.

Начало XX века характеризуется идеологическим переосмыслением битвы, когда символическое значение победы над "немецко-рыцарской агрессией" было выдвинуто на первый план. По словам историка Игоря Данилевского, до выхода фильма Сергея Эйзенштейна "Александр Невский" изучение Ледового побоища даже не входило в вузовские лекционные курсы.

Миф о единой Руси

В сознании многих Ледовое побоище - это победа объединенных русских войск над силами немецких крестоносцев. Такое "обобщающее" представление о битве сформировалось уже в XX веке, в реалиях Великой Отечественной войны, когда основным соперником СССР выступала Германия.

Однако 775 лет назад Ледовое побоище было скорее "локальным", нежели общенациональным конфликтом. В XIII веке Русь переживала период феодальной раздробленности и состояла примерно из 20 самостоятельных княжеств. Более того, политика городов, формально относившихся к одной территории, могла существенно отличаться.

Так, де-юре Псков и Новгород располагались в Новгородской земле, одной из самых крупных территориальных единиц Руси того времени. Де-факто каждый из этих городов был "автономией", с собственными политическими и экономическими интересами. Это касалось и взаимоотношений с ближайшими соседями в Восточной Прибалтике.

Одним из таких соседей был католический Орден меченосцев, после поражения в битве при Сауле (Шауляе) в 1236 году присоединенный к Тевтонскому ордену в качестве Ливонского ландмейстерства. Последнее стало частью так называемой Ливонской конфедерации, в которую, помимо Ордена, входили пять прибалтийских епископств.

Как отмечает историк Игорь Данилевский, основной причиной территориальных конфликтов между Новгородом и Орденом были земли эстов, живших на западном берегу Чудского озера (средневековое население современной Эстонии, в большинстве русскоязычных летописей фигурировавшее под названием "чудь"). При этом походы, организованные новгородцами, практически никак не затрагивали интересы других земель. Исключение составлял "пограничный" Псков, постоянно подвергавшийся ответным набегам ливонцев.

По мнению историка Алексея Валерова, именно необходимость одновременно противостоять как силам Ордена, так и регулярным попыткам Новгорода посягнуть на независимость города могла вынудить Псков в 1240 году "открыть ворота" ливонцам. К тому же город был серьезно ослаблен после поражения под Изборском и, предположительно, не был способен на длительное сопротивление крестоносцам.

При этом, как сообщает Ливонская рифмованная хроника, в 1242 году в городе присутствовало не полноценное "немецкое войско", а всего два рыцаря-фогта (предположительно, в сопровождении небольших отрядов), которые, по мнению Валерова, исполняли судебные функции на подконтрольных землях и следили за деятельностью "местной псковской администрации".

Далее, как мы знаем из летописей, новгородский князь Александр Ярославич вместе со своим младшим братом Андреем Ярославичем (присланным их отцом, Владимирским князем Ярославом Всеволодовичем) "изгнали" немцев из Пскова, после чего продолжили свой поход, отправившись "на чудь" (т. е. в земли Ливонского ландмейстерства).

Где их и встретили объединенные силы Ордена и дерптского епископа.

Миф о масштабах битвы

Благодаря новгородской летописи мы знаем, что 5 апреля 1242 года было субботой. Все остальное не столь однозначно.

Сложности начинаются уже при попытке установить количество участников битвы. Единственные цифры, которыми мы располагаем, рассказывают о потерях в рядах немцев. Так, Новгородская первая летопись сообщает о 400 убитых и 50 пленных, Ливонская рифмованная хроника - о том, что "двадцать братьев осталось убитыми и шестеро попали в плен".

Исследователи считают, что эти данные не столь противоречивы, как кажется на первый взгляд.

Историки Игорь Данилевский и Клим Жуков сходятся во мнении, что в битве участвовало несколько сотен человек.

Так, со стороны немцев это 35–40 братьев-рыцарей, около 160 кнехтов (в среднем по четыре слуги на одного рыцаря) и наемники-эсты ("чудь без числа"), которые могли "расширить" отряд еще на 100–200 воинов. При этом по меркам XIII века подобное войско считалось достаточно серьезной силой (предположительно, в период расцвета максимальная численность бывшего Ордена меченосцев в принципе не превышала 100–120 рыцарей). Автор Ливонской рифмованной хроники также сетовал на то, что русских было чуть ли не в 60 раз больше, что, по мнению Данилевского, хоть и является преувеличением, все же дает основание предполагать, что войско Александра значительно превосходило силы крестоносцев.

Так, максимальная численность новгородского городового полка, княжеской дружины Александра, суздальского отряда его брата Андрея и присоединившихся к походу псковичей вряд ли превышала 800 человек.

Из летописных сообщений мы также знаем о том, что немецкий отряд был выстроен "свиньей".

По мнению Клима Жукова, речь, скорее всего, идет не о "трапециевидной" свинье, которую мы привыкли видеть на схемах в учебниках, а о "прямоугольной" (так как первое описание "трапеции" в письменных источниках появилось лишь в XV веке). Также, как считают историки, предполагаемая численность ливонского войска дает основания говорить о традиционном построении "гончей хоругвью": 35 рыцарей, составляющих "клин хоругви", плюс их отряды (совокупно до 400 человек).

Что касается тактики русского войска, то в Рифмованной хронике упоминается лишь о том, что "у русских было много стрелков" (которые, видимо, составляли первый строй), и о том, что "войско братьев оказалось в окружении".

Больше мы ничего об этом не знаем.

Миф о том, что ливонский воин тяжелее новгородского

Также существует стереотип, согласно которому боевое облачение русских воинов было в разы легче ливонского.

По мнению историков, если разница в весе и была, то крайне незначительная.

Ведь и с той, и с другой стороны в сражении участвовали исключительно тяжеловооруженные всадники (считается, что все предположения о пехотинцах являются переносом военных реалий последующих веков на реалии XIII века).

По логике даже веса боевого коня, без учета всадника, было бы достаточно для того, чтобы проломить хрупкий апрельский лед.

Так имело ли смысл в таких условиях выводить на него войска?

Миф о сражении на льду и утонувших рыцарях

Разочаруем сразу: описаний того, как немецкие рыцари проваливаются под лед, нет ни в одной из ранних летописей.

Более того, в Ливонской хронике встречается довольно странная фраза: "С обеих сторон убитые падали на траву". Одни комментаторы полагают, что это идиома, означающая "пасть на поле боя" (версия историка-медиевиста Игоря Клейненберга), другие - что речь идет о зарослях камыша, который пробивался из-подо льда на мелководье, где и происходила битва (версия советского военного историка Георгия Караева, отображенная на карте).

Что касается летописных упоминаний о том, что немцев гнали "по льду", то современные исследователи сходятся в том, что эту деталь Ледовое побоище могло "позаимствовать" из описания более поздней Раковорской битвы (1268 год). По мнению Игоря Данилевского, сообщения о том, что русские войска гнали противника семь верст ("до Суболичьего берега"), вполне оправданны для масштабов раковорского сражения, но выглядят странно в контексте битвы на Чудском озере, где расстояние от берега до берега в предполагаемом месте битвы составляет не более 2 км.

Говоря о "Вороньем камне" (географическом ориентире, упомянутом в части летописей), историки подчеркивают, что любая карта с указанием конкретного места сражения является не более чем версией. Где именно происходило побоище, не знает никто: источники содержат слишком мало информации, чтобы делать какие-либо выводы.

В частности, Клим Жуков основывается на том, что в ходе археологических экспедиций в районе Чудского озера не было обнаружено ни одного "подтверждающего" захоронения. Отсутствие свидетельств исследователь связывает не с мифичностью битвы, а с мародерством: в XIII веке железо ценилось очень высоко, и вряд ли оружие и доспехи погибших воинов смогли бы пролежать в сохранности до наших дней.

Миф о геополитическом значении битвы

В представлении многих Ледовое побоище "стоит особняком" и является едва ли не единственной "остросюжетной" битвой своего времени. И оно действительно стало одним из значимых сражений Средневековья, "приостановившим" конфликт Руси с Ливонским орденом почти на 10 лет.

Тем не менее XIII век богат и на другие события.

С точки зрения столкновения с крестоносцами к ним относится и битва со шведами на Неве 1240 года, и уже упомянутое Раковорское сражение, в ходе которого против Ливонского ландмейстерства и Датской Эстляндии выступило объединенное войско семи северорусских княжеств.

Также XIII век - это время Ордынского нашествия.

Несмотря на то, что ключевые сражения этой эпохи (Битва на Калке и взятие Рязани) не затронули Северо-Запад напрямую, они существенно повлияли на дальнейшее политическое устройство средневековой Руси и всех ее составляющих.

К тому же если сравнивать масштабы тевтонской и ордынской угрозы, то разница исчисляется в десятках тысяч воинов. Так, максимальное число крестоносцев, когда-либо участвовавших в походах против Руси, редко превышало отметку в 1000 человек, в то время как предположительное максимальное число участников русского похода со стороны Орды -до 40 тыс. (версия историка Клима Жукова).

ТАСС выражает благодарность за помощь в подготовке материала историку и специалисту по Древней Руси Игорю Николаевичу Данилевскому и военному историку-медиевисту Климу Александровичу Жукову.

© ТАСС ИНФОГРАФИКА, 2017

Над материалом работали:

Ледовое побоище или битва на Чудском озере — сражение новгородско-псковского войска князя Александра Невского с войсками ливонских рыцарей, которое состоялось 5 апреля 1242 г. на льду Чудского озера. Положила предел продвижению немецкого рыцарства на Восток. Александр Невский — князь новгородский, великий князь киевский, великий князь владимирский, легендарный полководец, святой Русской православной церкви.

Причины

В середине XIII века русским землям со всех сторон угрожали иноземные захватчики. С востока надвигались татаро-монголы, с северо-запада на русскую землю претендовали ливонцы и шведы. В последнем случае задача дать отпор легла на могущественный Новгород, у которого была кровная заинтересованность в том, чтобы не лишиться своего влияния в регионе и, основное, не допустить контроля над торговлей с балтийскими странами со стороны кого бы то ни было.

Как все начиналось

1239 год — Александр предпринимал меры по охране стратегически важных для новгородцев Финского залива и Невы и потому оказался готов к вторжению шведов в 1240 году. В июле на Неве Александр Ярославич благодаря неординарным и стремительным действиям смог разбить шведскую армию. Ряд кораблей шведов были потоплены, потери русских были крайне незначительными. После того князя Александра и прозвали Невским.

Наступление шведов было согласовано с очередной атакой Ливонского ордена. 1240 год, лето — они взяли пограничную крепость Изборск, а затем овладели Псковом. Положение для Новгорода становилось опасным. Александр, не рассчитывая на помощь от разоренной татарами Владимиро-Суздальской Руси, возложил на боярство крупные расходы по подготовке к битве и постарался после победы на Неве упрочить свою власть в Новгородской республике. Боярство оказалось сильней и зимой 1240 года смогло отстранить его от власти.

А немецкая экспансия, тем временем, продолжалась. 1241 год — была обложена данью новгородская земля Водь, потом взято Копорье. Крестоносцы были намерены захватить побережье Невы и Карелию. В городе вспыхнуло народное движение за союз с Владимиро-Суздальским княжеством и организацию отпора немцам, которые были уже в 40 верстах от Новгорода. Боярам ничего не оставалось как просить Александра Невского вернуться. На этот раз ему были даны чрезвычайные полномочия.

С войском из новгородцев, ладожан, ижорян и карелов Александр выбил неприятеля из Копорья, после освободил земли народа водь. Ярослав Всеволодович отправил на помощь сыну заново сформированные после татарского нашествия владимирские полки. Александр взял Псков, потом двинулся в земли эстов.

Движение, состав, расположение войск

Немецкая армия расположилась в районе Юрьева (он же Дерпт, ныне Тарту). Орден собрал значительные силы - здесь были немецкие рыцари, местное население, войска короля Швеции. У войска, противостоявшего рыцарям на льду чудского озера, был разнородный состав, но единое командование в лице Александра. «Низовые полки» состояли из княжеских дружин, дружин бояр, городских полков. Войско, которое выставил Новгород, имело принципиально иной состав.

Когда русское войско находилось на западном берегу Чудского озера, здесь в районе селения Моосте дозорный отряд во главе с Домашем Твердиславичем разведал расположение основной части немецких войск, завязал с ними бой, но был разбит. Разведке удалось выяснить, что противник послал незначительные силы на Изборск, а основные части армии двинулась к Псковскому озеру.

Стремясь предупредить это движение вражеских войск, князь велел отступить на лед Чудского озера. Ливонцы, поняв, что русские не дадут им совершить обходной маневр, пошли прямо на их войско и также ступили на лед озера. Александр Невский расположил свою рать под крутым восточным берегом, северней урочища Узмень у острова Вороний камень, против устья реки Желча.

Ход Ледового побоища

Две армии встретились в субботу, 5 апреля 1242 года. По одной из версий, в распоряжении Александра было 15000, у ливонцев - 12000 воинов. Князь, зная о тактике немцев, ослабил «чело» и укрепил «крыла» своего боевого порядка. Личная дружина Александра Невского укрылась за одним из флангов. Значительную часть войска князя составляло пешее народное ополчение.

Крестоносцы традиционно наступали клином («свиньей») - глубоким строем, по форме напоминающем трапецию, верхнее основание которой было обращено к неприятелю. В голове клина находились самые сильные из воинов. Пехота, как наиболее ненадежная и часто вовсе не рыцарская часть войска, была расположена в центре боевого порядка, спереди и сзади ее прикрывали конные рыцари.

На первом этапе боя рыцари смогли разбить передовой полк русских, а потом прорвали и «чело» боевого новгородского порядка. Когда спустя какое-то время они рассеяли «чело» и уперлись в крутой обрывистый берег озера, им надо было развернуться, что глубокому строю на льду было сделать довольно не просто. А тем временем с флангов ударили сильные «крыла» Александра, а окружение рыцарей завершила его личная дружина.

Шло упорное сражение, вся окрестность была оглашена криками, треском и лязгом оружия. Но судьба крестоносцев была предрешена. Новгородцы стаскивали их с коней копьями со специальными крюками, вспарывали животы их лошадям ножами-«засапожниками». Скучившись на узком пространстве, искусные воины ливонцы ничего не могли предпринять. Имеют широкую популярность рассказы о том, как под тяжелыми рыцарями треснул лед, но следует отметить, что полностью вооруженный русский витязь весил не меньше. Другое дело, что у крестоносцев не было возможности свободно передвигаться и они теснились на небольшой площади.

Вообще, сложность и опасность ведения боевых действий при помощи конницы на льду в начале апреля приводит некоторых историков к выводу, что общий ход Ледового побоища был в летописях искажен. Они считают, что ни один здравомыслящий полководец не вывел бы драться на лед бряцающую железом и сидящую на конях армию. Вероятно, битва началась на суше, и в ходе нее русские смогли оттеснить противника на лед Чудского озера. Тех рыцарей, которые смогли вырваться, русские преследовали до Суболичского берега.

Потери

Спорным является вопрос о потерях сторон в битве. В ходе сражения было убито около 400 крестоносцев, немало пало и эстов, привлеченных ими в свою армию. В русских летописях говорится: «и паде Чюди бещисла, а Нѣмець 400, а 50 руками яша и приведоша в Новъгородъ». Смерть и пленение такого большого числа профессиональных воинов по европейской мере оказалось довольно тяжелым поражением, граничащее с катастрофой. О русских потерях сказано туманно: «много храбрых воинов пало». Как видно, потери новгородцев в действительности были тяжелыми.

Значение

Легендарное побоище и победа в нем войск Александра Невского имело исключительно важное значение для всей русской истории. Продвижение Ливонского ордена на русские земли было остановлено, местное население не было обращено в католичество, был сохранен выход к Балтийскому морю. После победы Новгородская Республика во главе с князем перешла от оборонительных задач к завоеванию новых территорий. Невским было предпринято несколько удачных походов против литовцев.

Удар, нанесенный рыцарям на Чудском озере, отозвался по всей Прибалтике. 30-ти тысячное литовское войско развернуло против немцев широкомасштабные военные действия. В том же 1242 году вспыхнуло мощное восстание в Прусии. Ливонские рыцари прислали в Новгород послов, которые сообщили, что орден отказывается от претензий на землю Водь, Псков, Лугу и просит произвести обмен пленными, что и было сделано. Слова, которые были сказаны послам князем: «Кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет», стали девизом многих поколений российских полководцев. За свои ратные подвиги Александр Невский удостоился высшей награды — он был канонизирован церковью и объявлен Святым.

Немецкие историки считают, что, ведя сражения на западных границах, Александр Невский не преследовал какой то цельной политической программы, но успехи на Западе давали некоторую компенсацию за ужасы монгольского вторжения. Многие из исследователей полагают что преувеличен и сам масштаб угрозы, которую Запад представлял для Руси.

С другой стороны, Л. Н. Гумилев, наоборот, считал, что не татаро-монгольское «иго», а именно католическая Западная Европа в лице Тевтонского ордена и Рижского архиепископства представала из себя смертельную угрозу для самого существования Руси, а потому роль побед Александра Невского в русской истории особо велика.

Из-за изменчивости гидрографии Чудского озера, историки в течении долгого времени не могли точно установить место, где произошло Ледовое побоище. Лишь благодаря длительным исследованиям, которые проводились экспедицией Института археологии Академии наук СССР, смогли установить место сражения. Место битвы в летнее время погружено в воду и находится примерно в 400 метрах от острова Сиговец.

Память

Памятник дружинам Александра Невского установили в 1993 г., на горе Соколиха в Пскове, удаленной почти на 100 км от действительного места битвы. Первоначально было запланировано создать памятник на острове Вороньем, что географически было бы более точным решением.

1992 год — на территории села Кобылье Городище Гдовского района в месте приближенном к предполагаемому месту сражения, у церкви Архангела Михаила установили бронзовый памятник Александру Невскому и деревянный поклонный крест. Церковь Архангела Михаила была создана псковичами в 1462 г. Деревянный крест с течением времени разрушался под воздействием неблагоприятных погодных условий. 2006 год, июль — к 600 летию первого упоминания села Кобылье Городище в Псковских летописях, его заменили на бронзовый.

Битва, случившаяся 5 апреля 1242 г. на льду Чудского озера у острова Вороний Камень, вошла в историю как одна из важнейших в истории государства, как сражение, избавившее земли Руси от всяких притязаний Ордена ливонских рыцарей. Хотя ход битвы известен, осталось много спорных вопросов. Так, нет точной информации о количестве воинов, принявших участие в битве на Чудском озере. Ни в дошедших до нас летописях, ни в «Житии Александра Невского» эти данные не приводятся. Предположительно, со стороны новгородцев в сражении участвовало от 12 тыс. до 15 тыс. воинов. Численность противника составляла от 10 тыс. до 12 тыс. При этом рыцарей среди немецких воинов было немного, основная часть войска - ополченцы, литы и эсты.

Выбор Александром места сражения был продиктован и тактическими, и стратегическими расчетами. Занятая войсками князя позиция позволила перекрыть нападавшим все подходы к Новгороду. Наверняка помнил князь и о том, что зимние условия дают в противоборстве с тяжелыми рыцарями определенные преимущества. Рассмотрим, как проходило Ледовое побоище (кратко).

Если боевой порядок крестоносцев историкам прекрасно известен и именуется клином, или, по версии летописей, «великой свиньей» (на флангах - тяжелые рыцари, а более легко вооруженные воины - внутри клина), то о построении и расположении новгородской рати точных сведений нет. Вполне возможно, что это был традиционный «полчный ряд». Рыцари, не имевшие информации о количестве и местонахождении войск Невского, решили наступать по открытому льду.

Хотя подробного описания битвы на Чудском озере летописи не приводят, восстановить схему Ледового побоища вполне возможно. Клин рыцарей врезался в центр сторожевого полка Невского и прорвал его оборону, устремившись дальше. Возможно, этот «успех» был заранее предусмотрен князем Александром, поскольку далее нападающие встретили массу непреодолимых препятствий. Зажатый в клещи рыцарский клин утратил стройность рядов и маневренность, что оказалось для нападавших серьезным негативным фактором. Атака засадного полка, до того момента не участвовавшего в сражении, окончательно склонила чашу весов в сторону новгородцев. Сошедшие с коней рыцари в своих тяжелых доспехах на льду становились практически беспомощными. Спастись бегством удалось только части нападавших, которых русские ратники преследовали, по словам летописца, «до Соколиного берега».

После победы русского князя в Ледовом побоище на Чудском озере Ливонский орден был вынужден заключить мир, полностью отказавшись от притязаний на земли Руси. По договору обе стороны вернули плененных в ходе сражения воинов.

Стоит отметить, что на льду Чудского озера впервые в истории войн пешее войско одержало победу над тяжелой конницей, являвшейся для Средневековья грозной силой. Александр Ярославич, с блеском победивший в Ледовом побоище, максимально использовал фактор внезапности и учел рельеф местности.

Военно-политическое значение победы Александра переоценить сложно. Князь не только отстоял для новгородцев возможность вести дальнейшую торговлю с европейскими странами и выйти к Балтике, но и защитил северо-запад Руси, ведь в случае поражения Новгорода угроза захвата Орденом северо-запада Руси стала бы вполне реальной. Кроме того, князь отсрочил натиск немцев на восточно-европейские территории. 5 апреля 1242 г. - одна из важнейших дат в истории Руси.